Skip to:

Лучшее. Игорные легенды. Джек Страус

"Chip and a chair". Эта фраза Джека Страуса моментально стала "крылатой" после того как он, оставшись всего с одной фишкой, сумел выиграть чемпионат мира по покеру. 

 
"Фишка и стул" (англ. chip and a chair). В отечественном оффлайне эта фраза не особо популярна, однако любой зарубежный игрок знает, о чем она. Для тех кто в тильте, для лудоманов и тех кто постоянно проигрывает возможность иметь место фишку и место в игре это как источник жизненной силы.Надежда всегда есть, несмотря на то, насколько бы скудным бы не было начало игры. Дайте мне место за столом и я покажу на что способен. Пусть я остался практически ни с чем, кроме последнего шанса, я все еще могу снова сделать этот мир безоблачным.
 
"Chip and a chair". Эту историю можно сравнить с редкими случаями, когда команда, не игравшая домашние матчи плей-офф, выигрывает Super Bowl. Вероятность этого в американском футболе невероятно низка (дважды за историю чемпионатов), однако такие байки с ходу заявляют о претензии на включение в классику, хотя чаще всего и оказываются в мусорной корзине. Но Джеку Страусу удалось это сделать. 
 
Все началось с того, когда Джек, высоченный патлатый гэмблер, с помощью одной фишки и одного стула выиграл браслет чемпиона World Series of Poker. Cтраусс встал из-за стола и собрался уходить, однако в этот момент кто-то заметил что на полу валяется одна фишка достоинством в 500. В разных источниках данные расходятся - то ли фишка валялась под газетой, то ли под тряпкой, а то ли просто между ног наблюдающих за исходом Мэйна Ивента WSOP. Джек так и не добрался до Фримонт стрит - его позвали, попросив сыграть на его последнюю фишку в чемпионате 1982 года. 
 
Через день, окруженный толпой болельщиков, которые стояли вокруг стола в пять рядов (на те покерные времена немыслимое количество!) Страусс перекупил на ривере Дьюи Томко, выиграв свой второй (и последний) браслет WSOP. Именно в тот момент и зародилась легенда. Кому именно Джек сказал перед возвращением за покерный стол "All i need is chip and a chair", неизвестно. Говорят, это звучало как обращение к Небесам, как молитва. Иногда на молитвы приходит ответ. 
 

Кипарис 

Дойл Брансон говорил, что рост Страуса был за 2 метра. На старых фото Джек изображен рыжебородым и с копной вьющихся волос. Неудивительно, что все его называли "кипарисом". (в оригинале treetom - т.е "верхушка дерева")
 
Страусс родился 16 июня 1930 года в Трэвисе, штат Техас. Его назвали Джеком в честь отца. О детстве будущего чемпиона мира мало что известно, равно как не уверены биографы и в том что он провел юношество именно в Трэвисе. Сегодня в этом городке официально проживает не более 60 человек. 
 
Некоторые источники утверждают что Страус играл за баскетбольную команду Техасского университета A&M, но основательных подтверждений этому так и не нашли. Его имя не фигурировало ни в газетных архивах 1948-1954 годов, ни в документах 50х. После того как он окончил колледж, несколько лет Джек учился у старшего поколения, а потом и сам вошел в число регуляров Техаса и Оклахомы, сделав покер своей жизнью. Страус искал крупнейшие лимиты и наиболее богатых соперников из возможных. 
 
Сам он говорил что техасская кровь сделала из него прирожденного карточного игрока и гэмблера. "Я думаю у техасцев просто броня покрепче будет. Большинство ребят не выдерживают, когда начинают играть в настоящий покер. В Техасе ты играешь в покер с самого детства, это чисто техасская игра", рассказывал он Элу Рейнерту, который писал в статью о техасских покеристов и их роли в становлении Мировой Серии в 1973 году для журнала Texas Monthly.   В том же году Страус вышел на финальный стол Мэйн Ивента WSOP. "Покеру меня научил отец, помню что начал играть в карты еще когда мне было 6 или 7, как и все другие техасские регуляры. Помню, что когда был маленьким, они уже играли в крэпс, собираясь в лесу. Они ставили 4 к 4 на удар, вокруг было 50-60 машин, люди сидели, пили пиво и играли в кости. Ночью они включали фары у машин, и так могли сидеть целые выходные."
 
Отношение к жизни у Страуса было простым. Мы рождены для того чтобы жить и играть. Жизнь коротка, так почему же не провести ее как можно более ярко и порочно? 
 
"В этом мире мне выделено не так много времени, и я хочу прожить каждую секунду. Именно поэтому я готов играть с кем угодно со всего мира на любые деньги. Неважно, кто эти люди. Если у них есть одна-две сотни тысяч долларов в покерных фишках, они все для меня будут выглядеть одинаково. Каждый для меня будет выглядеть драконом, с которым я хочу сразиться" (из книги "Bets, Bluffs, and Bad Beats" Альфреда Альвареса). 
 
В 60х Страус вместе с другими техасцами отправился в Лас-Вегас, где заимел репутацию убер-агрессивного и отважного игрока, специализирующегося на коротких столах а также парня, которому экшен необходим также как и еда или воздух. 
 
Джонни Мосс и Джек Страус, чемпионат мира-1974 
 
Для этого гиганта жизнь проходила в ритме американских горок - в одно время его заваливало наличными, в другое он терпел огромные потери. Если его это и волновало, по нему это было не заметить. Любитель рассказывать покерные истории и по-настоящему чудно выглядящий парнь, он часто оказывался окружен журналистами и поклонниками в первые годы проведения Мировой Серии и всегда с радостью делился со всеми и с каждым своей философией жизни. 
 
"Джек был очень доброжелательным человеком, иногда даже слишком, я понял это вместе со своей женой Луизой, когда мы вместе с ним ездили на одну пирушку среди гэмблеров в Кюрасао. Это был карибский остров где были разрешены азартные игры. Как только мы сошли с самолета, оказалось что Джек и его друзья провезли с собой кучу пирожных, полностью нашпигованных марихуаной", вспоминает в своей книге "Крестный отец покера" Дойл Брансон. На обратном пути в Штаты вредная привычка Страуса привела к тому что всю компанию на таможне во время обыска раздевали чуть ли не догола.
 
Вот как Брансон описывал игровой стиль Страуса: "Джек был отличным игроком, и человеком экшена. Когда за столом было двое или трое, он был как динамит. Агрессивный игрок у которого было преимущество на коротком столе, поскольку если у него было хоть какое подобие руки, из банка обычным рейзом выбить его было невозможно. Джек играл ближе к тому стилю который я позже описал в "Суперсистеме", ближе чем кто-либо."
 
Но останавливаться вовремя Страус не умел, поэтому часто он оказывался посреди казино с пустыми карманами, чаще чем можно сосчитать. Он жил жизнью которой бы позавидовали многие гэмблеры. Если бы у него бы была родственная душа, то это обязан был быть еще один прославленный гений покера и не меньший лудоман Стю Унгар.  
 
Из книги А.Альвера Biggest Game in Town: "Мастером этого абсолютного, "все-или-ничего" стиля жизни был Джек Страус. В 1970 году после неудачной сессии на покерном столе в Лас-Вегасе у него осталось всего $40. Вместо того чтобы уйти, он поставил все 40 на блэкджек, все на одну раздачу. Он выиграл, и продолжал ставить все до тех пор пока не превратил $40 в $500. Затем он вернулся с этими деньгами на покер и там довел их количество до $4000. После опять был блэкджек, с которого он унес $10.000, а затем ставка (на все) на победу Канзаса в Супер Боуле (выиграла). За менее 24 часов он прошел путь от частичного банкротства до относительного богатства. История стала достаточно известной и попала в репертуар гэмблерского "фольклора", однако суть не в этом, а в то что он просто отказывался идти на компромиссы. Каждый раз он ставил все что у него есть, от первых 40 долларов до последних $10.000."
 
В 1976 году Джим Бишоп писал о Страуссе следующее: "Джек отдал на ставки все, оставшись фактически без одежды потому что выбирал неправильные баскетбольные игры. Как он сам говорил, "О, я дошел до того что уже даже не могу забрать отца родного из комнаты где с ним сидит куча китайцев". Смех и грех. 
 

Дыхание покера - жизнь и смерть 

Взгляните на финальную раздачу Мэйн Ивента-1982. Томко ставит олл-ин на А-4, Страус отвечает на А-10. "Бог мой!" - реагирует он когда видит что открывает соперник. Его борода и кудри уже поседели, но он выглядит так же как и пятилетний ребенок, ожидающий свой торт на день рождения. Первой картой на флопе "светится" четверка и Страус просто качает головой, пожимая плечами. Неудивительно - он все это уже видел.  
 
А потом на ривере выходит десятка, меняющая все. Он шокирован а его лицо похоже на лицо ангела, спустившегося с небес, и присевшего на колени чтобы вдохнуть запах цветка. Он в шоке и рад одновременно, и наконец на его лице появляется широкая улыбка. Люди подхватывают его, и начинают его трясти за плечи и руки. 
 
Шесть лет спустя, в августе 1988 Страус пережил фатальный сердечный приступ во время игры в покер в знаменитом лос-анджелесском клубе Bicycle. Когда случается подобное, говорят "умер занимаясь любимым делом". Возможно именно такая мысль возникла и у самого Джека, когда появилась первая боль. Ему было 58 лет.
 
Баннер в память о чемпионах мира, который украшает зал комплекса "RIO" во время проведения WSOP
 
Страус один из трех членов Зала Славы Покера, который умер во время игры в карты, кроме Тома Абдо и "Дикого" Билла Хикока. Брансон написал об этом в своей книге, но возможно, это было бы лучшей эпитафией: "Джек Страус, один из величайших рассказчиков и персонажей в покере, был уникальным человеком".  На могиле его, к слову, также оставлена крайне заметная надпись - "Лучше прожить всего 1 день, но как лев, чем 100 лет как овечка". 

PS. Знаменитый блеф 

Во время дорогой кэш-игры в Лас-Вегасе, Страус выиграл несколько банков подряд и решил что в следующей руке поставит рейз на любых двух картах. Оказалось, что сдали ему наихудшую возможную руку в Холдеме - разномастные 7-2. Тем не менее, с учетом как ему заходило, он на "волне" поставил рейз. На ставку ответил один соперник, на флопе открыли 7-3-3. 
 
Не самый плохой флоп для 7-2, поэтому Джек продолжил ставить. Тайтовый соперник обьявил огромный рейз, показав возможную оверпару к доске. Страус понимал что скорее всего он позади, но решил что может оказаться сильнее, изобразив трипс троек, поэтому заколировал. На терне вышла 2, ничем не усилив руку Страуса, но он все равно сделал огромный бет. Соперник на этот раз думал очень долго. Страус понимал что ему необходимо избежать колла, поскольку шансы усилиться к риверу были минимальными. Спустя несколько минут он предложил сопернику следующее - что за $25 он позволит открыть одну из своих карт. Тот выбрал, Страус открыл двойку. После еще одной длинной паузы соперник наконец "прочитал" происходящее, решив что такое предложение Джек сделает только если обе его карты двойки, поставив ему фулл-хаус. Он наконец, выкинул карты, и в покерный фольклор попала еще одна раздача от Джека Страуса, благодаря которой его долго называли одним из самых креативных блефовщиков всех времен (сегодня, понятное дело, его линия выглядит крайне наивной и на хороший блеф не тянет).